ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

о фактах трудового героизма жителей

г. Вятские Поляны Кировской области в 1941 - 1945 годах

 

Вятские Поляны в 1941 году были рабочим поселком, главным действующим предприятием была шпульная фабрика, которая выпускала деревянные шпули для легкой промышленности.

После начала Великой Отечественной войны,  30 августа 1941 года СНК СССР было принято решение об эвакуации из г. Загорска (ныне – г. Сергиев - Посад) завода № 367,  на котором налаживался выпуск пистолета – пулемета Шпагина, необходимого для перевооружения Красной армии в рабочий поселок Вятские Поляны Кировской области[1].  Специально для эвакуации завода приказом Наркомата вооружений СССР № 133/к от 18 августа 1941 года был создан филиал Загорского завода № 367 – завод № 622 на базе шпульной фабрики[2].

30 августа 1941 года вышел приказ наркома вооружения СССР № 410с об установке сроков организации производства на заводе № 622 ППШ и дисковых магазинов к нему, для чего в Вятские Поляны был дополнительно эвакуирован завод № 509 из г. Лопасня Московской области.Началом эвакуации загорского завода стало 12 октября 1941 года, завода из Лопасни - 16 октября. Окончание эвакуации произошло 27 ноября и 25 октября соответственно[3]. Первый эвакуированный  эшелон со станками и материалами в Вятские Поляны прибыл 25 октября 1941 года[4].Всего с обоих заводов в Вятские Поляны прибыло 10 эшелонов, в которых было 565 вагонов, по реке пришел один пароход.

С двух предприятий было вывезено 1013 единиц оборудования, дополнительно с заводов были направлены строительные механизмы и моторы[5].

В Вятские Поляны, собственное население которых к 1941 году составляло почти 10 тысяч человек, приехали около 9 тысяч эвакуированных, из которых чуть меньше четырех тысяч были рабочие и ИТР, остальное число составляли члены их семей[6]. Фактически, население рабочего поселка в течение месяца увеличилось в два раза. Всех вновь прибывших разместили с подселением в дома жителей Вятских Полян, в деревнях Вятскополянского района в радиусе 7-8 километров от города. Так же было построено 24 каркасно-засыпных барака в поле, недалеко от завода.

В связи с перерывом в деятельности завода и налаживании производственных мощностей на новом месте в октябре и ноябре план выполнен не был, но в уже декабре было выпущено 20 005 шт. ППШ вместо запланированных 20 000 шт.[7]Насколько важен и необходим для армии под Москвой был ППШ, поделился Г.К. Жуков в своих воспоминаниях: «… дело доходило до того, что каждый раз, когда нас вызывали в Ставку, мы бук­вально выпрашивали у Верховного Главнокомандующего про­тивотанковые ружья, автоматы ППШ…. Все, что удавалось таким образом получить, тотчас же грузилось в автомашины и направлялось в наиболее нуждающиеся армии»[8]

Предприятие имело  ряд серьезных проблем, которые необходимо было решать срочно, для того, чтобы выпускать так необходимое   Красной Армии стрелковое автоматическое оружие. 

Одной из основных проблем в процессе налаживания производства ППШ стала нехватка площадей шпульной фабрики. Так, согласно отчета заводского руководства, производственные площади предприятий перед эвакуацией составляли 17 350 кв. метров. На момент прибытия оборудования площади, предоставленные под завод, составляли 9816 кв. метров. Однако, вопрос со строительством решался оперативно. Уже к 1 января 1943 года своими силами заводчане, строя одновременно с выпуском основной продукции, пустили дополнительно почти 6 000 кв. метров производственных площадей, доведя  их количество до  15 177 кв. метров, а к 1 января 1945 года – площадь заводских помещений составила 15830 кв. метров[9]. Одновременно строились коммуникации, сети.

Остро стоял вопрос об обеспечении электростанции завода дровами: для бесперебойной выработки энергии было необходимо, чтобы дневной выход на работы составлял 900 подвод для перевозки дров, которые заготавливались как предприятиями лесной отрасли, так и самими рабочими завода после рабочих смен.  Однако, несмотря на то, что «рабгужсила прибывала из Вятскополянского, Малмыжского, Шурминского и Кильмезского районов, максимальное число работавших подвод – в среднем не более 425»[10], поэтому в критические моменты зимы 1941-1942 годов  лес добывался из-подо льда реки Вятки  самими рабочими[11], стоявшими по пояс в воде при морозе более чем 20 градусов. «Положение с дровами просто катастрофическое… рабочие остаются без дров …котельная отапливается сырыми дровами со льдом, из труб котельной вместо дыму идет пар»[12]. Весной 1942 на период весеннего половодья, когда складывалась критическая ситуация с доставкой дров, директор  завода предполагал  перевести электростанцию на торф.Но к концу лета 1942 года, после модернизации энергетического хозяйства, которая была выполнена самими рабочими и инженерами завода, и урегулирования поставок дров ситуация существенно меняется: «если простой оборудования из-за отсутствия электроэнергии в январе1942 годабыл 1,5 %, то в сентябре - 0,2%».

Для выпуска продукции  не хватало материалов – металла, проволоки, стальных листов разной толщины, которые должны были поставляться с предприятий Ижевска. Катастрофически не хватало химикатов, нефтепродуктов и различного рода инструментов: от топоров и лопат до комплектующих к режущему и сверлильному оборудованию. Отсутствие материалов и оборудования систематически ставило завод на грань остановки. Для решения этого вопроса рабочие сами  делали приспособления, простейшие механизмы для  того, чтобы не остановить производство[13].

Заводу катастрофически не хватало квалифицированных специалистов, особенно инструментальщиков. Основная масса рабочих была либо очень молодой, либо наоборот, возрастной, помимо этого условия жизни рабочих были крайне тяжелыми. Часть рабочих пешком ходила в неотапливаемые цеха завода по 7-8 километров на смены и назад. Некоторые из них, не выдерживая напряжения, «…оставались ночевать в цехах, спали на полу и к утру волосы примерзали к полу»[14]. Те, кто жил в бараках, испытывали не меньшие трудности.  В докладной записке в обком партии Кировской области указывается, что «внутренний вид бараков исключительно неприглядный, отопление плохое – одна буржуйка на барак, в стенах щели, нет табуреток, столов и тумбочек. Вода находится в одном бачке на весь барак и черпают оттуда все разной посудой, отчего вода приобретает вид помоев»[15]. Питание рабочие получали один раз в сутки, «у ряда рабочих ощущается острая нужда в одежде. Есть рабочие, у которых кроме грязной, промасленной спецовки, нет никакой другой одежды: ни белья, ни верхней»[16]. Постепенно жилищные условия менялись - « …к концу 1942 года основная масса проживающих в деревнях переселены в заводской поселок. Но, все же, полностью жилищная проблема не была решена до конца войны. В 1942 году появилось промтоварное обслуживание рабочих, построена баня, сапожная и портновская мастерские, прачечная и парикмахерская, заводская поликлиника и заводской клуб, детский сад»[17].

Не меньшей проблемой было питание рабочих, им «не хватало овощей, мяса и жиров, значительная часть рабочих не получает качественного обеда»[18]. Однако, весной 1942 года было организовано индивидуальное и общественное подсобное хозяйство, которое значительно уменьшило остроту проблемы с питанием. А в 1943 году «для рабочих и служащих завода всего было выделено … 125 га земли, которая распределена среди 2 770 семей, что вдвое выше прошлого года»[19], количество пахотных земель в подсобном хозяйстве к началу 1944 года увеличилось в сравнении с 1941 годом в 10 раз. Поэтому к 1944 году проблема с недоеданием почти полностью была решена.

Решением вопроса по повышению квалификации рабочихстало использование индивидуально-бригадной и курсовой подготовки рабочих, а также создание стахановских школ и ФЗУ. Так, только в 1943 году 2046 человек, таким образом, повысили свою квалификацию[20].

Кроме организации бесперебойного производства на новом месте было еще одно направление деятельности для руководства завода и Г.С. Шпагина – борьба  за  удешевление изготовления пистолетов-пулеметов и экономией материала.  Началось рационализаторское движение, которое  способствовало тому, что значительно уменьшился расход времени на изготовление ППШ, а так же расход материалов. Так, уже к  июню 1942 г. расход времени на изготовление ППШ  был снижен с 19 до 12 часов, расход металла – на 2,8 кг[21]. За 1944 -1945 годы внедрено более «тысячи рацпредложений, сэкономлено 10 миллионов рублей, тонны металла и дров, сотни киловатт электроэнергии»[22]. Одним из главных рационализаторов был сам Г.С. Шпагин. Его «предложения об изменении конструкции деталей ППШ, перевода их с механической обработки на штамповку, резко снизили трудоемкость, улучшили качество и высвободили десятки станков и сотни рабочих. Общая эффективность внедренных предложений выражается в сумме 570 тысяч рублей в год, в том числе до 90 тонн металла»[23].

Экономия времени происходила за счет внедрения стахановского движения, социалистического соревнования среди рабочих, создания комсомольско-молодежных, фронтовых бригад, проведения фронтовых декадников. Так, на 1 января 1944 года «общее число стахановцев составляло 2524 человека или 72% от общего числа сдельщиков. … Отдельные бригады перевыполняют план на 300-500%»[24]. Особое внимание уделялось индивидуальному обучению на курсах повышения квалификации.

Значительный вклад в это движение внес конструктор Г.С. Шпагин, который  с 1941 по 1945 год предложил  более 10 изменений в конструктивную и технологическую карту пистолета-пулемета, что  привело  «снижению  трудоемкости, улучшению качества и высвобождению  десятков станков и сотен рабочих. Общая эффективность внедренных предложений тов. Шпагина  выражается в сумме 570 тысяч рублей в год, в том числе до 90 тонн металла. Кроме того, совместно с тт. Козловым и Романовым внедрили новую конструкцию прицельного приспособления к ППШ, резко снизившую трудоемкость и металлоемкость этого узла. Годовая экономия составляет около 770 тысяч рублей, в том числе 80 тонн металла»[25].

Благодаря усилиям конструктора, инженеров и  рабочих завода к 1944 году «себестоимость одного ППШ уменьшилась в 3 раза, т.е. было сэкономлено боле 170 миллионов рублей»[26].

Помимо удешевления Г.С. Шпагин   работал над конструктивными улучшениями ППШ. Так, он создал новый,  коробчатый магазин (индекс ГАУ 56-М-134 Ж) взамен дискового. Поэтому под его руководством в течение 3 месяцев декабря - февраля 1943 года заводчанами был разработан технологический процесс, спроектирована инструментальная оснастка, произведено изготовление оснастки в металле с полной ее отладкой в производство, что дало возможность заводу уже в апреле 1943 года выполнить план-задание наркомата по этому изделию[27].  

Велась работа над модернизацией конструкции ППШ в целом. Заместитель наркома вооружений Б.Л. Ванников вспоминал, что в 1942 году Шпагин «… показал ему новый ППШ со складным металлическим прикладом, предложил пойти в тир проверить оружие в деле. Стреляли по очереди. Пистолет-пулемет бил безупречно. Новый образец, названный ППШ-2, изготовляли всего за 1 час 55 минут»[28]. Но в выпуск ППШ-2 не пошел.

Помимо выпуска ППШ на вятскополянском заводе разрабатывались и выпускались и новые образцы оружия. В апреле 1943 г.  был принят на вооружение 26-мм осветительный пистолет образца  1943 г. ОПШ (индекс ГАУ 56-Н-573).[29] Со второго квартала 1943 года заводчане начали  разработку технологического процесса для осветительного пистолета. В мае процесс был полностью отлажен и завод начал выпуск деталей согласно программы, утвержденной ГКО[30].

В январе 1944 года Г.С. Шпагиным был разработан сигнальный пистолет Шпагина, предназначенный для стрельбы сигнальными и осветительными патронами различного цвета горения[31]. Заводчане  скорректировали  и отладили инструментальную оснастку.

Г.С. Шпагин в парадном кителе. 1950 г.

 

Итогом такой системной и комплексной работы по налаживанию производства пистолета–пулемета Шпагина стало значительное снижение выпуска бракованной продукции, удешевление его изготовления почти в 5 раз. Всего на Вятскополянском машиностроительном заводе за годы войны было выпущено более 2 000 000 единиц легендарного «оружия Победы»[32], с которым советские войска дошли до Берлина. И каждый, кто стоял у станка в те тяжелые времена, внес свой вклад в создание ППШ и по праву считает себя создателем этого знаменитого оружия. Помимо этого, В течение 1943-1945 гг. вятскополянским заводом было выпущено 376 404 шт. осветительных пистолетов[33].

За годы войны более  500 человек за труд награждены орденами и медалями, руководство завода «за быстрое и умелое восстановление завода после эвакуации, успешное выполнение заданий ГКО по выпуску автоматического оружия»[34]было  представлено к правительственным наградам, Г.С. Шпагин был удостоен звания Героя Социалистического труда[35], а завод № 367 был награжден орденом Ленина[36].

Кроме того, за годы войны  жители г. Вятские Поляны  внесли более 3 500000 рублей на строительство боевых машин, отправили для советских воинов на фронт 134 полушубка, 626 пар валенок, 226 пар шерстяных носок

199 свитеров, 175 фуфаек, 1800 тапок, 2000 пар кожаной обуви,  50000 пудов зерна, 4700 пудов мяса[37].

Из Вятских Полян было призвано на фронты Великой Отечественной  войны  19585 человек призвано, из них 606 женщин. Домой не вернулись 5473 человек - из них 2470 погибло, 3003 пропало без вести.3 человека удостоены звания Героя Советского союза, 2-  стали полными кавалерами  ордена Славы[38].

 

[1]

[2]ГАСПИКО.Ф. Р-69. Оп. 1. Ед. хр. 10 Л.215.

[3]ГАКО. Ф. Р-69. Оп. 1. Ед. хр. 9а. Л.53.

[4]Попцова Л.Г. Вятскополянский завод «Молот» в первые годы своего существования

    (1941-1945) (по документам ГАСПИКО) / Л.Г. Попцова // Герценка : Вятские записки :

    [научно-популярный альманах]. Вып.31/Киров.гос. универс. обл. науч. б-ка им. А.И.   

    Герцена : [редкол.: Н.П. Гурьянова (сост.) и др.] – Киров, 2017. – Режим доступа:

http://herzenlib.ru/almanac/number/index.php?NUMBER=number31  (дата обращения:

10.04.2020).

[5]ГАКО. Ф. Р-69. Оп. 1. Ед. хр. 9а. Л.53.

[6] Там же, Л.53об.

[7] ГАКО. Ф. Р-69. Оп. 1. Ед. хр. 20. Л. 7.

[8] Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. В 2 т. [Электронный ресурс]. М., 2002. URL:
http://militera.lib.ru/memo/russian/zhukov1/index.html(дата обращения: 11.04.2020).

[9]Там же, Л.53об.

[10]ГАСПИКО. Ф. П-1290. Оп.8.  Ед. хр. 35.  Л. 23.

[11]ГАСПИКО. Ф. П-563. Оп.3.  Ед. хр. 112.  Л. 45.

[12]ГАСПИКО. Ф. П-563. Оп.3.  Ед. хр. 52.  Л. 17.

[13]ВПИМ. НВ. Д. 3. Л.43.

[14]ВПИМ. НВ. Д. 3. Л.47.

[15]ГАСПИКО. Ф. П – 1290.Оп.115. Ед.хр. 8.  Л.185.

[16]ГАСПИКО. . П – 1290.Оп.8. Ед.хр.  224. Л.146.

[17]Там же, Л. 193.

[18]ГАСПИКО. Ф П. – 1290.Оп.115. Ед.хр. 8.  Л.186.

[19]ГАСПИКО. Ф. П– 563.Оп.3. Ед.хр. 112.  Л.49.

[20] Там же, Л.67-68.

[21]ГАСПИКО. Ф. П-1290. Оп. 115. Ед. хр. 9. Л.57.

[22]ГАСПИКО. Ф. П-1290. Оп. 10. Ед. хр. 50. Л.111.

[23]Там же, Л.112.

[24]ГАСПИКО. Ф. П– 563.Оп 4. Ед.хр. 168. Л.24

[25]ГАСПИКО. Ф. П-1290. Оп. 10. Ед. хр. 50. Л.111-112.

[26]ГАСПИКО. Ф. П-1290. Оп. 11. Ед. хр. 77. Л.28.

[27] ГАКО. Ф. Р- 69. Оп.1. Ед.хр. 43.  Л.52.

[28] Ванников Б. Л. Записки наркома [Электронный ресурс] // Знамя. 1988. URL:

http://militera.lib.ru/memo/russian/vannikov/index.html (дата обращения: 05.04.2020).

[29]Карпов Д. Вятский «Молот» бога войны Марса [Электронный ресурс]. Ч. 2 //

Калашников : российский оружейный журнал. 2017. 19 июля. URL:

https://www.kalashnikov.ru/vyatskij-molot-boga-vojny-marsa-2/(дата обращения:

08.04.2020)

[30] ГАСПИКО. Ф. П-1290. Оп. 10. Ед. хр. 50. Л. 70.

[31] Руководство Службы 26мм сигнальный пистолет (СПШ) обр. 1944 года.  Изд. 5. М., 1969.

 

[32]Карпов Д. Вятский «Молот» бога войны Марса [Электронный ресурс]. Ч. 1 //

Калашников : российский оружейный журнал. 2017. 19 июля. URL:

https://www.kalashnikov.ru/vyatskij-molot-boga-vojny-marsa-1/(дата обращения:

     11.04.2020)

[33] Карпов Д. Вятский «Молот» бога войны Марса [Электронный ресурс]. Ч. 2 //

Калашников : российский оружейный журнал. 2017. 19 июля. URL:

https://www.kalashnikov.ru/vyatskij-molot-boga-vojny-marsa-2/(дата обращения:

     11.04.2020)

[34]ГАСПИКО. Ф. П-1290. Оп. 11. Ед. хр. 77. Л. 26.

[35]ВПИМ. ОФ.Д.1. Л.8.

[36]ГАСПИКО. Ф. П-1290. Оп. 11. Ед. хр. 44. Л. 26.

[37]ВПИМ. НВ.Д.4. Л.18

[38]Там же, Л.29.

Этот сайт использует "cookie"
Мы используем файлы "куки" для обеспечения работы некоторых функция сайта и для сервисов аналитики.
Я соглашаюсь с этим